Мифы единого реестра досудебных расследований

Мифы единого реестра досудебных расследований

делоПроблемы, возникшие в первые недели жизни по новому Уголовному процессуальному кодексу, убедительно показали, что заверения чиновников высокого ранга о 100%-ной готовности правоохранительных органов работать в изменившихся условиях оказались, мягко говоря, преувеличенными.

Причем патовые ситуации возникали там, где их появления никто не ожидал, о чем свидетельствуют тревожные сигналы, начавшие поступать, к примеру, из моргов страны. На них, к счастью, довольно быстро и грамотно отреагировала Генеральная прокуратура Украины. Но поскольку тема реформы уголовно-процессуального права слишком обширна, мы в данной публикации предлагаем вниманию читателя только один из ее аспектов – тот, который связан с заменой института возбуждения уголовного дела процедурой внесения информации об уголовном правонарушении в Единый реестр досудебных расследований (ЕРДР).

В реестр будут заноситься не все заявления

Дело в том, что необдуманные заявления некоторых политиков породили в народе миф о том, что правоохранители теперь будут заносить в реестр все без исключения заявления граждан и незамедлительно начинать по ним расследование, т. е. проводить все предусмотренные законом следственные действия – допросы, обыски, изъятия, выемки и пр. Спешим разочаровать: ничего подобного не будет. Чтобы убедиться в этом, достаточно прочитать первое предложение ст. 214 действующего УПК: «Следователь, прокурор не позже 24 часов после подачи заявления, сообщения о совершенном уголовном правонарушении обязан внести соответствующие сведения в Единый реестр досудебных расследований и начать расследование». Обратите внимание на фразу «о совершенном уголовном правонарушении». А ведь далеко не все заявления и сообщения, поступающие в органы внутренних дел, содержат в себе информацию об уголовных правонарушениях.

В органы милиции ежедневно поступает до 200 сообщений о дорожно-транспортных происшествиях и пр. событиях на дорогах, однако они не содержат состава преступления. Например, получено заявление о том, что дерево упало на проезжую часть дороги. Обязана ли милиция на него реагировать? Конечно, обязана. Сотрудники ГАИ должны прибыть на место события, убедиться в том, что оно действительно имеет место, и пока коммунальные службы не восстановят нормальное движение транспорта, в одном месте перекрыть проезд, в другом его организовать, а также обеспечить в месте затора охрану общественного порядка, ибо вечно спешащие водители могут передраться между собой за право проехать первому.

Или другой пример: участковый инспектор поймал бабушек, продавающих овощи на людном перекрестке, доставил их в райотдел, составил протокол по ст. 160 Кодекса Украины об административных правонарушениях «Торговля с рук в неустановленных местах», затем отпустил на все четыре стороны и рапортом доложил начальнику о проделанной работе. В данном случае мы имеем дело с правонарушением, но не криминальным, а потому в ЕРДР оно тоже вноситься не будет.

Или пример, о котором на всеукраинском совещании работников органов прокуратуры рассказал Виктор Пшонка. Поступило устное сообщение о том, что на лестничной клетке, т. е. в неположенном месте двое мужчин пьют пиво и курят сигареты. Явный состав административного правонарушения, предусмотренный ст. 1751 и 178 КУАП, однако признаков криминального правонарушения здесь никак не усматривается.

Во всех этих случаях заявление либо сообщение о произошедшем, устное оно или письменное, непременно будет зарегистрировано в особом журнале учета, на основе которого формируются статистические данные о работе милиции и нагрузке на каждого ее работника. Исходя из этого, будут вноситься предложения о расширении либо сокращении штатов, увеличении либо уменьшении финансирования. Однако в Единый реестр досудебных расследований эти фабулы не попадут – им там делать нечего.

Заявитель имеет право обжаловать

Бывают заявления, из которых однозначно понятно, что речь идет о правонарушении, но каком именно – уголовном или административном, ясно не всегда. Например, кражу можно квалифицировать как по ст. 185 УК, так и по ст. 51 КУАП, незаконное хранение наркотиков, соответственно по ст. 309 или 44, хулиганство – 296 или 173. По каждому из этих правонарушений есть определенные квалифицирующие признаки, определяемые другими законами и подзаконными актами. В случае с кражей ее криминальный «порог» привязан к ежегодно принимаемому закону о Госбюджете и в данное время составляет 107 грн 30 коп. Однако есть нюансы: если поймали карманника, который вытащил у пассажира троллейбуса 100 грн – это однозначно административное правонарушение, и заявление об этом правонарушении не должно вноситься в ЕРДР. Но если тот же карманник вытащил из сумочки пассажирки пустой кошелек, стоимость которого, по утверждению потерпевшей, составляет 500 грн, а по мнению работников милиции, в 10 раз меньше, налицо два варианта решения: либо вносить заявление в Реестр, либо не вносить.

И если заявитель останется недоволен, ст. 303 действующего УПК предоставляет ему право обжаловать в суде бездеятельность следователя, которая состоит в невнесении сведений об уголовном правонарушении в ЕРДР после получения заявления о нем. А уже следственный судья пускай решает, наличествуют или отсутствуют в указанном событии признаки состава уголовного правонарушения, а исходя из этого – достойно ли оно внесения в Единый реестр.

Но даже если заявление будет внесено в ЕРДР, это еще не гарантия, что по нему будет проведено полноценное расследование. Практики прогнозируют, что количество уголовных производств, по которым, согласно новому кодексу, будут проводиться реальные следственные действия, приблизительно будет равняться количеству уголовных дел, в свое время возбуждаемых согласно кодексу старому. «Статистика останется прежней», – заверил в своем выступлении перед коллективом Национальной академии внутренних дел Украины начальник Главного следственного управления МВД Василий Фаринник.

Чтобы правильно понять смысл изложенных выше фраз, предлагаем вниманию читателя конкретный пример. В каждом райотделе милиции Украины наверняка смогут поведать о каком-нибудь постоянном проблемном заявителе – скажем, одинокой женщине, которая регулярно заявляет о том, что ее изнасиловали инопланетяне. Как в таких случаях поступали согласно требованиям прежнего кодекса? Заявление заносили в журнал регистрации заявлений и сообщений о преступлениях (ЖРЗСП), после чего участковый инспектор милиции либо оперуполномоченный уголовного розыска приступали к проведению доследственной проверки. Она заключалась в истребовании справки о том, что данная заявительница страдает душевной болезнью и состоит на учете у психиатра. Далее на этом основании участковый либо сыщик составляли постановление об отказе в возбуждении уголовного дела за отсутствием события преступления (согласно п. 1 ст. 6 прежнего УПК), на котором обязательно должен был поставить свою визу начальник райотдела или его заместитель.

А как будут поступать в условиях действия нового УПК? Проводить допросы, обыски, изъятия и выемки? Принимать меры по установлению и задержанию вероятных злоумышленников? Да ничего подобного! Заявление будет зарегистрировано, но его рассмотрение будет поручено уже не участковому и не сыщику, а следователю, который в течение 24 часов внесет его в Единый реестр, в одной из клеточек которого (согласно п. 5 ст. 214 УПК) будет указана предварительная правовая квалификация уголовного правонарушения с указанием ст. 152 УК «Изнасилование». С этого момента начнется уголовное производство, первой стадией которого является досудебное расследование. Далее следователь, согласно перечню его прав, прописанным в ст. 40 УПК, поручит тем же участковым или сыщикам провести следственные действия, которые будут заключаться в получении означенной выше справки от психиатра. И на этом основании, согласно п. 1 ст. 284 УПК, будет принято постановление о закрытии уголовного производства за отсутствием события уголовного правонарушения.

Большинство заявлений отсеется

На этой первоначальной стадии досудебного расследования персона следователя будет выглядеть сугубо церемониальной: не выходя из кабинета и не отходя от компьютера, он проделает манипуляции с внесением сведений в ЕРДР, а кроме того, напечатает и подпишет два документа: письменное поручение и постановление о закрытии. Все остальное за него будут делать участковые и оперуполномоченные. По версии Генерального прокурора Виктора Пшонки, продолжительность этой стадии не должна будет превышать 7 дней. Но если в течение этого срока наличие уголовного правонарушения подтвердится, следователь уже подключится к реальной работе – будет лично общаться с заявителем, составляя при этом протоколы допросов и пр. достойные его квалификации процессуальные документы.

По сути дела, разница небольшая: если раньше «фильтр» стоял на входе, то теперь он будет стоять на выходе. В течение последних 5 лет правоохранительные органы Украины ежегодно регистрировали приблизительно 3 млн заявлений и сообщений о преступлениях, и все они вносились в специальный электронный реестр (автоматизированная информационно-поисковая система «Факт»), держателем которого было МВД. Однако только по 500 тыс. из них возбуждались уголовные дела, а по остальным выносились либо отказные, либо аналогичные им по смыслу постановления. Теперь, помимо «Факта», заявления и сообщения будут вноситься и в ЕРДР, но в течение 7 дней большая их часть отсеется постановлениями о закрытии уголовных производств за отсутствием события или состава уголовного правонарушения.

Если раньше в статистических отчетах писалась фраза о том, что в 2011 г. было возбуждено 500 тыс. уголовных дел, то теперь та же по смыслу фраза будет звучать несколько иначе. Например: «В 2013 г. по результатам проверок поступивших заявлений было поставлено на учет 500 тыс. уголовных правонарушений». Как именно это будет звучать, мы, к сожалению, сказать не можем. Дело в том, что, несмотря на заверения о 100%-ной готовности, полный пакет связанных с новым УПК ведомственных нормативных актов еще не готов. В частности, руководство МВД допустило досадную оплошность, связанную с несвоевременной регистрацией в Минюсте приказа №1050 от 19.11.2012, которым утверждается инструкция о порядке ведения единого учета заявлений и сообщений о совершенных преступлениях и других происшествиях. Это вызвало определенную неразбериху в районных отделах милиции.

По материалам: Судебно-Юридическая газета
Комментарии запрещены.