Хозяйственные операции привлекающие особое внимание налоговиков

Какие хозяйственные операции вызывают повышенное внимание налоговых органов и как доказать правомерность осуществления этих операций?

Мы ничуть не преувеличим, если скажем, что существующая в Украине система налогообложения является одной из сложнейших в мире. Так, еще недавно по рейтингу Мирового банка Украина занимала 181 место из 183 по простоте уплаты налогов. Сейчас ситуация с местом в рейтинге улучшилась — Украина на 165 в связи с проведением ряда законодательных реформ, в т. ч. введением электронного декларирования. Однако на практике фактических положительных изменений налогоплательщик не почувствовал — курс налоговой службы на сбор налогов любой ценой сводит на нет все законодательные улучшения. Мелькающие в прессе «рапорты» о том, что налоговиками собраны сотни миллионов недоплаченных налогоплательщиками гривен, достаточно показательны.

Как показывает практика судебного обжалования решений налоговой службы, далеко не каждая доначисленная гривня действительно является обоснованной и законной.

Проблема неуклонного соблюдения законности не слишком волнует сотрудников налоговой службы при проведении проверки — если проверка пришла, то и нарушения должны быть найдены. Но некоторые хозяйственные операции гарантировано станут объектом пристального внимания и в подавляющем большинстве случаев повлекут за собой доначисление налоговых обязательств и штрафные санкции, а иногда и привлечение к административной ответственности, и начало уголовного преследования.

Что же нужно знать плательщику, дабы избежать ненужного внимания к хозяйственным операциям или успешно опровергнуть доводы налоговой службы?

1) Итак, несомненными лидерами по упоминанию в актах налоговой проверки следует считать хозяйственные операции по приобретению предприятием услуг на крупные суммы. Как правило, это маркетинговые, консалтинговые, инжиниринговые и подобные услуги. Их «подозрительность», с точки зрения фискальных органов, заключается в том, что их предоставление не оставляет какого-либо видимого результата, который бы можно было легко соотнести с их стоимостью. Так, отчет об исследовании рынка, распечатанный на сотне страниц, может легко оказаться как бесценной информацией, без которой предприятие не сможет планировать свое развитие, так и бессмысленным набором страниц, распечатанных из сети Интернет. Проверить ценность информации сотруднику налоговой службы практически невозможно. А если по условиям договора услуги были предоставлены устно, то тут на 100 % следует ожидать, что данный договор будет признан налоговиками фиктивным или не связанным с хозяйственной деятельностью предприятия. Суммы, уплаченные и задекларированные, будут признаны отнесенными на расходы необоснованно, обязательства по налогу на прибыль увеличены, кредит по НДС уменьшен и начислены штрафные санкции.

2) «Подозрительность», с точки зрения налоговой службы, может быть связана не только с «сомнительностью» предмета сделки, а также и «сомнительным» статусом контрагента.

Еще в 2009 году приказом ГНАУ были разработаны и утверждены Критерии отбора субъектов хозяйствования, имеющих риск осуществления нереальных (мнимых) операций. И то, что этот приказ был отменен впоследствии (а точнее признан Минюстом незаконным), не мешает использовать данные Критерии при проведении проверок на практике.

Так, описание операции по договору может быть вполне реальным и описывать приобретение товара, оказание услуг и выполнение работ, которые должны иметь материальный результат. Например, договор подряда на выполнение ремонтных работ с поставкой строительных материалов. Однако контрагент, оказывающий услуги, уже давно находится в закрытых базах налоговой и имеет статус «транзитера» или же вовсе «налоговой ямы». На практике такой контрагент оказывается фирмой-«пустышкой», не имеющей ни офиса, ни складских помещений, ни персонала, а на предприятии есть только директор, он же учредитель.

Еще более усложняется ситуация, если уставные документы фирмы-контрагента признаны недействительными и сама компания находится в процессе ликвидации по инициативе налоговой или органов регистрации. Зачастую в такой ситуации уже возбуждены уголовные дела по факту фиктивного предпринимательства.

Последствия налоговой проверки будут аналогичны тем, которые указаны выше, и с большой вероятностью можно говорить о риске привлечения должностных лиц компании к административной ответственности, а также возбуждения уголовного дела по ст. 212 УК — уклонение от уплаты налогов и других обязательных платежей.

3) Пристальное внимание налоговой также привлекают крупные операции с нерезидентами.

Одним из способов минимизации и оптимизации налогообложения является заключение договоров займа и кредитных договоров с компаниями-нерезидентами, зарегистрированными в странах с минимальной налоговой нагрузкой или оффшорных зонах. Как правило, такие компании могут находиться под контролем одного бенефициара. Вместе с тем институт номинальных директоров и акционеров компании-нерезидента позволяет сохранять эту информацию в тайне. Уплата сумм процентов по займу формирует затраты предприятия и позволяет уменьшить налоговую нагрузку.

Также используются компании-нерезиденты для выведения прибыли от использования объектов интеллектуальной собственности, а также для простого вымывания доходов в виде уплаты за различные услуги от нерезидента.

Данные схемы минимизации нельзя назвать незаконными, однако налоговые органы могут пытаться доказать отсутствие так называемой хозяйственной, деловой цели в операции плательщика, невыгодность и убыточность такой операции и тем самым ставить под сомнение ее действительность.

4) Следует обратить внимание на негативное отношение налоговой к фактам заключения договоров о предоставлении услуг, выполнении работ и т. д. с физическими лицами, являющимися субъектами предпринимательской деятельности и одновременно находящимися с предприятием в трудовых отношениях.

Во всех случаях выявления данных сделок налоговики приравнивали оказываемые такими предпринимателями услуги к исполнению трудовой функции и доначисляли предприятию налоговые обязательства как налоговому агенту, обязанному уплачивать налог с доходов физических лиц, невзирая на то, что сами физические лица исправно платили единый налог либо иные налоги в зависимости от их статуса.

5) Еще одним объектом пристального внимания налоговой является применение расчетов в виде ценных бумаг.

Так, ценные бумаги, кроме инвестиционного инструмента, могут быть использованы как финансовый инструмент, связанный с оптимизацией или созданием альтернативных денежных потоков. Наиболее доступны и распространены схемы с использованием векселей.

Конечно, действительные и законные хозяйственные операции, которые активно работающее предприятие осуществляет в своей деятельности ежедневно, могут быть истолкованы налоговой службой как сомнительные и подозрительные, если в них будут усмотрены какие-либо сомнительные признаки по субъективному мнению работника налоговой службы. Поэтому плательщику необходимо знать, как защитить себя и предотвратить незаконные действия налоговой.

Так, при судебном обжаловании действий и решений налоговой службы, которыми операции признаны фиктивными или недействительными в силу других причин, необходимо:

1. Подтвердить факт хозяйственной операции, ее товарность. Такое подтверждение следует из предоставленных первичных документов, а также из подтверждения данных о возможностях контрагента оказать услугу, выполнить работу, поставить товар.

2. Подтвердить использование товара и услуги в деятельности плательщика, тем самым доказав связь между фактом приобретения товаров (услуг), сооружением основных фондов, импортом товаров (услуг) и т. д. и хозяйственной деятельностью налогоплательщика.

3. Применять международную практику решений Европейского суда по правам человека (например, принцип индивидуальной ответственности налогоплательщика) и практику высших судов Украины (обязательность именно судебного признания недействительности сделок, а не установление такой недействительности актом налоговой проверки).

4. В случае если контрагент оказался «сомнительным», по мнению налоговой, но принятые относительно такого контрагента решения будут отменены, это станет основанием для пересмотра выводов налоговой относительно самого плательщика.

5. Обжаловать процедурные нарушения налоговой службы.

ВЫВОД:

Конечно, дать единый верный рецепт для защиты невозможно, стратегия в споре должна разрабатываться индивидуально, с учетом всех обстоятельств дела. Но самое главное — знать свои права и активно использовать все возможные методы защиты.

Как любил говорить Кольбер, министр финансов Людовика XIV, Короля-Солнце, устанавливая новые налоги: «Налогообложение — это искусство ощипать гуся так, чтобы получить как можно больше перьев и как можно меньше писка». Учитывая, что в роли гуся сейчас оказался украинский бизнес, то чем больше писка — тем вероятнее, что кое-какие перья удастся сберечь.

По материалам: Юрлига
Запись опубликована в рубрике Статьи с метками , . Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Комментарии запрещены.