Получение судьей дела «через компьютер» практически никак не сказывается на качестве и непредвзятости рассмотрения спора

Получение судьей дела «через компьютер» практически никак не сказывается на качестве и непредвзятости рассмотрения спора

фемида, судЗнаковым во всех отношениях событием явилось повсеместное внедрение в судах общей юрисдикции (с начала текущего года) автоматизированной системы документооборота, лишающее председателя суда возможности решать, какому именно судье предстоит рассматривать то или иное пришедшее в суд дело.

Исходя из концептуальных положений судебной реформы, данное нововведение в первую очередь было призвано «развести» председателя суда и судью, сделав последнего де-факто независимой от председателя фигурой и сузив, таким образом, поле для тех или иных злоупотреблений.

По прошествии без малого года можно сказать определенно:

— во-первых, само по себе получение судьей дела «через компьютер» практически никак не сказывается на качестве и непредвзятости рассмотрения спора и не мешает той или иной заинтересованной стороне влиять на ход и результат процесса (не секрет, что убедительно попросить вынести «нужное» решение можно через знакомого коллегу рассматривающего спор судьи);

— во-вторых, ушедшее с недавнего времени в прошлое «ручное» расписывание дел имело вполне очевидные позитивные стороны, в частности, позволяло учитывать пресловутый человеческий фактор. К примеру, знакомый судья — председатель одного из районных судов, как-то рассказывал, что взял за правило не расписывать на неопытных судей особо сложные и запутанные дела, предоставляя новичкам определенную временную фору для профессионального роста и помогая таким образом избежать серьезных ошибок на заре судейской карьеры. При «компьютерном» же распределении дел ни сложность спора, ни профессиональные качества судьи во внимание, естественно, не принимаются, и это притом, что реальной ценой допущенной по недосмотру или неопытности судебной ошибки вполне может стать потеря должности или даже свободы.

С семи до трех дней сократился минимальный срок уведомления участника процесса о времени и месте судебного заседания, существенно изменился порядок вручения судебных повесток. При этом судебные повестки зачастую направляются судами в последний момент, поэтому нередки случаи, когда уведомление о вручении повестки не успевает вернуться в суд к дате судебного заседания, что исключает возможность рассмотрения дела в судебном заседании и неизбежно приводит к увеличению срока рассмотрения спора.

Среди важнейших новелл гражданского судопроизводства — ужесточение и усложнение условий обжалования судебных решений.

Отдельного внимания заслуживает десятидневный срок для апелляционного обжалования решения суда первой инстанции. Очевидный факт — для подготовки качественной и обоснованной апелляционной жалобы необходим полный текст решения с выводами суда по сути исковых требований и их мотивировкой. В районных судах города Харькова, к примеру, решение суда выдается на руки, за редкими исключениями, через два-три дня после его провозглашения. При этом никакой ответственности за несвоевременное изготовление полного текста решения закон не предусматривает. Кроме того, часть десятидневного срока может быть «съедена» выходными или праздничными днями, в которые канцелярия суда не работает.

Таким образом, срок для подготовки и оформления апелляционной жалобы сокращается еще на несколько дней, в то время как к спине апеллянта приставлен нож в виде положения статьи 300 ГПК Украины, в соответствии с которым заявитель апелляционной жалобы имеет право дополнить или изменить ее на протяжении срока на апелляционное обжалование, то есть, в тот же десятидневный срок с момента провозглашения обжалуемого решения. Что уж говорить о достаточно распространенной ситуации, когда апелляционная жалоба готовится «с чистого листа», например, адвокатом, не принимавшим участия в процессе, что, в частности, подразумевает необходимость ознакомления с материалами дела?

Обидно, что при этом, попав в апелляционную инстанцию, дело, по целому ряду прозаических причин (наиболее распространенная в последнее время — отсутствие средств на приобретение канцтоваров и отправку судебной корреспонденции участникам процесса), по-прежнему может «зависнуть» в ней на несколько месяцев.

В чем же смысл такого «ускорения процесса», перекликающегося по абсурдности с муссирующейся в последнее время идеей «увеличения средней скорости движения поездов» по старым рельсам и на локомотивах производства конца 60-х годов?

Способствует ли в подобных условиях сокращение сроков обжалования судебных решений и сужение процессуальных прав участников процесса повышению качества рассмотрения споров?

Полагаем, ответы на эти вопросы представляются вполне очевидными.

По материалам: Лига-Закон
Обсуждение закрыто.